Таджикистан: 14 высокопоставленных членов оппозиционной партии приговорили к длительным тюремным срокам по итогам несправедливого суда

10/6/2016

Поделиться в соцсетях

Twitter Facebook VKontakte

2 июня 2016 года Верховный суд Таджикистана приговорил 14 высокопоставленных членов Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ) к длительным срокам лишения свободы по итогам судебного процесса, не отвечавшего требованиям справедливого судопроизводства, которыми юридически связан Таджикистан. Заместителей руководителей ПИВТ Умарали Хисайнова (известного как Саидумар Хусайни) и Махмадали Хаитова (известного как Махмадали Хаит) приговорили к пожизненному заключению. Зарафо Ходжаеву (Зарафо Рахмони), единственную женщину среди осужденных, приговорили к двум годам лишения свободы. По остальным приговорам сроки составили от 14 до 28 лет лишения свободы.

В августе 2015 года таджикские власти без достаточных оснований запретили деятельность ПИВТ, а через месяц объявили её «террористической организацией» — руководство партии было обвинено в причастности к попытке захвата власти в сентябре 2015 года бывшим заместителем министра обороны Таджикистана.

Подсудимые, вероятнее всего, обжалуют приговоры — их жалобы надлежит рассмотреть в соответствии с правовыми обязательствами Таджикистана, касающимися справедливости судопроизводства. Все заявления подсудимых о пытках и жестоком обращении надлежит тщательно расследовать.

Нарушения права на справедливое судопроизводство

Судебное разбирательство началось в феврале 2016 года. Дело рассматривали пять судей Верховного суда Таджикистана, а заседания проводились в СИЗО Государственного комитета национальной безопасности.

Судебный процесс проходил в закрытом режиме. Адвокаты защиты дали подписку о неразглашении информации о процессе и практически не поддерживали контактов с международными организациями и СМИ. Официальная информация об обвинениях в отношении членов ПИВТ поначалу распространялась Генеральной прокуратурой через официальное информационное агентство «Ховар», однако впоследствии её удалили с сайта агентства. Информацию об уголовном деле в отношении руководства ПИВТ, по всей видимости, также удалили с официального сайта Генеральной прокуратуры. По сообщениям СМИ, обвинения, предъявленные руководителям ПИВТ, включали терроризм, вооружённый мятеж, убийство, публичные призывы к «насильственному свержению конституционного строя», разжигание расовой и религиозной ненависти и организацию преступной группы. По утверждению таджикских властей, 14 членов ПИВТ несут ответственность за организацию нападений на правительственные здания в столице страны Душанбе, а также в районах Вахдат и Рудаки (близ Душанбе) 4 сентября 2015 года. Как утверждали власти, нападениями руководил тогдашний заместитель министра обороны Абдулхалим Назарзод, впоследствии убитый в ходе спецоперации. Кроме того, по утверждениям властей, он действовал по указанию изгнанного лидера ПИВТ Мухиддина Кабири, который отрицал причастность к беспорядкам и обвинил власти в фабрикации улик против себя и членов ПИВТ.

Статья 14(1) Международного пакта о гражданских и политических правах, участником которого является Таджикистан, гласит: «Все лица равны перед судами и трибуналами». Печать и публика могут не допускаться на судебные заседания лишь в строго определённых обстоятельствах. Во многих странах власти оправдывают широкое применение закрытых судебных заседаний соображениями национальной безопасности, в том числе в случаях разбирательств по обвинениям, связанным с терроризмом. Однако государства не обладают неограниченной свободой действий в вопросах определения того, что является делом национальной безопасности. Специальный докладчик ООН по правам человека и борьбе с терроризмом подчеркнул, что ограничения права не допускать в зал суда печать и публику по соображениям государственной безопасности приемлемы только в случаях строгой необходимости. Для обеспечения справедливости разбирательства это должно «сопровождаться адекватными механизмами, допускающими наблюдение и проверку».

В числе прочих фактов нарушения норм справедливости судопроизводства отмечалось препятствование доступу к правовой защите. В сентябре 2015 года адвоката Бузургмерха Ёрова, представлявшего интересы нескольких обвиняемых, поначалу арестовали по обвинению в коррупции, позже добавив к нему обвинение в «экстремизме». Судебный процесс по его делу начался 3 мая 2016 года, и он также проходит в закрытом режиме. Представителей СМИ, международных организаций и дипломатов в зал суда не допустили. Согласно статье 14(3)(b) МПГПП, каждый имеет право при рассмотрении предъявленного ему уголовного обвинения «иметь достаточное время и возможности для подготовки своей защиты и сноситься с выбранным им самим защитником».

В ходе судебного процесса над членами ПИВТ родственникам обвиняемых ограничили доступ к ним и позволили увидеться с ними лишь один раз. В начале марта 2016 года в ходе визита в Таджикистан Специального докладчика ООН по вопросу о свободе слова Дэвида Кея нескольким обвиняемым позволили увидеться с родственниками. Последние сообщили, что некоторые обвиняемые подвергались пыткам с целью получения «признаний». Тем не менее во время суда они не признали себя виновными. Согласно статьям 12 и 13 Конвенции ООН против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, государством-участником которой является Таджикистан, власти должны провести быстрое, беспристрастное, независимое и эффективное расследование заявлений о применении пыток к осуждённым лицам во время пребывания под стражей. При этом в случае получения достаточных и допустимых к рассмотрению в суде доказательств должностные лица, подозревающиеся в применении пыток и жестокого обращения, должны привлекаться к ответственности с соблюдением норм справедливости судопроизводства.

Гонения и уголовное преследование руководства ПИВТ

В последние годы члены ПИВТ и других оппозиционных политических организаций как в Таджикистане, так и в изгнании всё чаще подвергаются преследованиям со стороны таджикских властей. С конца 1990-х до 2015 года ПИВТ являлась официально зарегистрированной политической партией, которая участвовала в выборах и получала места в парламенте страны. Однако после парламентских выборов 1 марта 2015 года, результаты которых широко оспаривались, партия лишилась двух оставшихся у неё мест в парламенте.

Двадцать восьмого августа 2015 года ПИВТ получила распоряжение Министерства юстиции о прекращении деятельности до 7 сентября на основании «отсутствия достаточной массовой поддержки», чтобы сохранить регистрацию в качестве политической партии. Двадцать девятого сентября 2015 года Верховный суд Таджикистана признал ПИВТ «террористической организацией» на основании того, что ряд её членов предположительно давно участвуют в деятельности групп, пропагандирующих «экстремизм», а сама партия с помощью СМИ, в том числе своей газеты «Спасение», распространяла «идеи экстремизма» и поощряла религиозную ненависть.

Уголовное дело против 14 членов ПИВТ, по всей видимости, связано с их политической деятельностью и свидетельствует о все более репрессивной обстановке в Таджикистане, при которой критиков властей преследуют и заставляют молчать, в том числе при помощи уголовного преследования.

После визита в страну в марте 2016 года Специальный докладчик ООН по вопросу о поощрении и защите права на на свободу мнений и их свободное выражение Дэвид Кей выразил озабоченность уголовным преследованием ПИВТ и заявил: «Радикальные меры, принимаемые против ПИВТ, представляют собой серьёзный шаг назад для открытой политической среды. Правительство обвиняет ПИВТ и её членов в серьёзных преступлениях, но при этом отказалось предоставить доступ общественности к судебному процессу и доказательствам».

Краткая справка

Пытки и жестокое обращение

В Таджикистане по-прежнему широко применяются пытки и жестокое обращение. Сотрудников правоохранительных органов, подозревающихся в применении пыток, исключительно редко привлекают к уголовной ответственности, причём уголовные дела зачастую прекращают либо приостанавливают до завершения.

Адвокатам постоянно отказывают в свиданиях с клиентами, находящимися под стражей, нередко по несколько дней подряд, особенно в учреждениях Государственного комитета национальной безопасности. Лица, которые считаются угрозой национальной безопасности, в том числе члены религиозных движений, исламистских организаций или партий, особо рискуют оказаться под стражей без связи с внешним миром, а также подвергнуться пыткам и жестокому обращению.

Свобода выражения мнения и свобода объединений

В последние годы участились заявления о гонениях и угрозах со стороны властей в адрес политических оппонентов, в том числе членов ПИВТ, особенно накануне парламентских выборов в марте 2015 года, когда в стране практически не осталось места политическому и любому другому инакомыслию. Таджикские власти продолжали добиваться экстрадиции ряда изгнанных членов оппозиционных организаций по уголовным обвинениям, по всей видимости, необоснованным и носившим политическую подоплёку.

Видный оппозиционер Умарали Куввалов был убит в Стамбуле 5 марта 2015 года. До этого он сам и его родственники сообщали Amnesty International, что угрожавшие ему неизвестные утверждали, что им был дан «приказ» причинить ему вред — такие приказания предположительно исходили из высших эшелонов власти в Таджикистане. Личности его убийц так и не установили.

Поделиться в соцсетях

Twitter Facebook VKontakte

Новое на сайте