Кыргызстан – страна, где правозащита подсудна

8/7/2016

Поделиться в соцсетях

Twitter Facebook VKontakte

Почему мир должен следить за пересмотром дела Азимжана Аскарова

Я отправляюсь в Кыргызстан, где встречу одного из самых отважных, честных и приверженных своему делу правозащитников в Центральной Азии. Я впервые встретила его в 2005 году, тогда он помогал беженцам, которые спасались из Узбекистана после ужасающей резни, устроенной властями в Андижане. Сейчас мы увидимся с ним снова – в тюремной комнате для свиданий, его имя Азимжан Аскаров, возраст – 65 лет, причина ареста – он решился рассказать о том, как милиция и тюремные власти в Южном Кыргызстане нарушают права человека. В тюрьме он находится с 2010 года, и может никогда из нее не выйти – Азимжан приговорен к пожизненному заключению.

Недавно в его деле появилась надежда. Благодаря Комитету ООН по правам человека и международному давлению Верховный суд Кыргызской Республики приступит к пересмотру дела Азимажана в этот понедельник.

Дело Азимжана – образцовое, оно показывает, как на протяжении многих лет грубой силой, произвольными преследованиями и арестами власти стран Центральной Азии отвечают на проявления инакомыслия, протесты, угрозы безопасности, реальные или выдуманные. Дело, которое будет пересматривать Верховный суд Кыргызстана, по хорошему счету никогда не должно было заводиться.

Любое решение суда в понедельник будет иметь значительные последствия для международной репутации страны, которая провозглашает себя бастионом демократии в Центральной Азии. Вопрос, не самонадеянны ли такие заявления, будет подниматься и в ходе визита немецкого канцлера Ангелы Меркель на следующей неделе, и через два месяца, когда Кыргызстан будет праздновать 25-летие своей независимости.


В 2005 году в Южном Кыргызстане Азимжан занимался помощью беженцам, которые перебрались в страну из соседнего Узбекистана, опасаясь повторения ужасающего кровопролития, устроенного властями в Андижане. Он пытался наладить общение местных жителей с новоприбывшими, сгладить неминуемые противоречия.

Пять лет спустя, когда по Южному Кыргызстану прокатилась волна межэтнических столкновений, разделивших кыргызскую и узбекскую общины, Азимжан самоотверженно документировал все случаи насилия, убийств, поджогов, которым подверглись в большинстве случаев именно узбеки в его родном городе Базар-Коргон. Тогда и я находилась там, наблюдая и как раскручивается спираль насилия, и как правоохранительные органы отвечают на нее без разбора, арестовывая сотни людей, преимущественно узбеков, пытая их и выбивая «признания».

Азимжан оказался одним из таких арестованных. Мы попытались немедленно вмешаться и встать на его защиту, но местные власти не позволили встретиться с ним даже его адвокату, а когда разрешение посетить его все же было получено, в камере, куда допустили меня и его адвоката, оставались трое полицейских, которые на просьбы оставить нас наедине, отвечали отказом.

Я никогда не забуду этот визит. Азимжан, обычно собранный и в хорошем расположении духа, выглядел потрясенным. В его глазах стояли слезы. Он был напуган и страдал – позже его адвокату удалось сфотографировать обширные синяки, которые покрывали его спину и бока. Но больнее всего для него было чувство несправедливости. Я поговорила с одним из полицейских, дежуривших у участка, его коллеги были злы и взбудоражены – один из их товарищей погиб в столкновениях. Они не скрывали, что собираются повесить это дело на Азимжана. «Вы думаете, что он такой чистенький и ни в чем невиновный, но мы-то знаем, что он попросту кусок дерьма», - сказал мне один из них. Другой считал, что Азимжана стоило бы расстрелять прямо на месте.

Мне было страшно за безопасность Азимжана, но тогда мы думали, что все это скоро закончится. Выдвинутые против него обвинения – захват заложников, возбуждение межэтнической вражды, соучастие в убийстве – выглядели не просто безосновательными, но полнейшей чепухой. Мы ошибались – всего три месяца спустя местный суд приговорил его к пожизненному заключению, его собственность была конфискована. Суд отмел все представленные защитой доказательства и отказался давать ход расследованию обвинений в пытках – хотя даже в ходе слушаний у Азимжана и представших вместе с ним перед судом не сошли синяки. И до, и во время слушаний полиция не делала ничего, чтобы защитить адвоката Азимжана и членов его семьи, они подвергались нападкам разъяренной толпы прямо на ступенях суда.

Азимжан рассказывал Amnesty International в 2010 году, что под преследование властей попала и его семья: «Они разгромили наш милый дом и уничтожили сад, забрали мешки с рисом, которые мы заготовили к свадьбе младшего сына, не оставили ни банки домашнего варенья, солений, ни куска пирога, который мы приготовили, ничего… Мой офис они сожгли. Моего брата избили так сильно, что он стал инвалидом, жена сейчас заболела, сын фактически в бегах. Они растоптали нас».

Шесть ужасных лет Азимжан провел в одиночном заключении, в камере, предназначенной для содержания под стражей лишь на короткий срок, не получая никакой медицинской помощи, хотя его здоровье стремительно ухудшалось. В 2010 году Amnesty International объявила Азимжана Аскрова узником совести и начала кампанию за его освобождение, которая продолжается и сейчас. Тысячи наших сторонников писали письма с требованием к властям его скорейшего освобождения. Свою солидарность и поддержку они выражали, отправляя к нему в тюрьму детские рисунки, открытки, книги по искусству. Азимжана особенно тронули рисунки детей – они смотрят на него со стен его тюремной камеры, они, он рассказывает, придают ему силы, а альбомы по искусству помогают ему переместиться в залы величайших музеев мира.

В 2012 году немецкий канцлер Ангела Меркель, которая отправится в Кыргызстан на следующей неделе, публично призвала к освобождению Азимжана, когда в Германии с визитом находился президент Кыргызстана Алмазбек Атамбаев.

21 апреля 2016 года Комитет ООН по правам человека призвал Кыргызстан немедленно освободить Азимжана Аскарова и аннулировать обвинительный приговор ему. Комитет пришел к выводу, что он был произвольно задержан, содержался в унижающих человеческое достоинство условиях, подвергался пыткам и унижениям, и все это лишило его возможности подготовиться к защите в суде.

На основании этого решения Комитета ООН по правам человека Верховный суд пересмотрит дело Азимжана в понедельник, на эти слушания отправятся представители многих международных организаций и дипломаты. Это уже можно считать прогрессом. Но мы получили тревожные сообщения, что по стране расходятся призывы собраться у суда и не допустить пересмотра дела. Что будет делать в такой ситуации Верховный суд – вопрос открытый. Но зарубежные правительства, дипломаты, сторонники Amnesty International по всему миру будут пристально следить за тем, что происходит в Бишкеке.

Автор: Анна Нейстат, Старший директор по исследованиям в Amnesty International

Поделиться в соцсетях

Twitter Facebook VKontakte

Новое на сайте