Просителя убежища выдворили из России в Узбекистан, тем самым грубо нарушив международное право

21/7/2016

Поделиться в соцсетях

Twitter Facebook VKontakte

Первого июля 2016 года двадцатисемилетнего просителя убежища из Узбекистана Олима Очилова выдворили из России в Узбекистан, полностью проигнорировав временные обеспечительные меры Европейского суда по правам человека (Европейский суд). Двадцать восьмого июня 2016 года Европейский суд вынес решение о принятии обеспечительных мер в соответствии с правилом 39 своего регламента по делу Олима Очилова для того, чтобы остановить депортацию в Узбекистан, где ему угрожает реальная опасность применения пыток.

Олим Очилов приехал в Россию из Узбекистана в качестве трудового мигранта в июле 2012 года. Два года спустя, двадцать четвёртого ноября 2014 года, Московский областной суд приговорил его к трём годам лишения свободы по обвинению в причастности к осуществлению экстремистской деятельности в России. Олим Очилов отбывал срок наказания в исправительной колонии в Архангельской области (северо-запад России), которая находится больше чем в 1200 километрах от Москвы.

Второго октября 2015 года, когда Олим Очилов всё ещё отбывал назначенное наказание, Министерство юстиции РФ признало его дальнейшее пребывание в России «нежелательным» . Олима Очилова уведомили о распоряжении Минюста, то есть о том, что после освобождения из исправительной колонии тот должен выехать за пределы Российской Федерации.

Шестнадцатого мая 2016 года Федеральная миграционная служба России распорядилась депортировать Олима Очилова на основании решения Минюста. Двадцать шестого мая 2016 года Олим Очилов попытался обжаловать постановление ФМС о депортации, однако решение не было принято до сих пор. Ранее Олим Очилов ходатайствовал о присвоении ему статуса беженца, однако ходатайство было оставлено без удовлетворения .

Из исправительной колонии Олиму Очилову удалось связаться с адвокатами по делам беженцев в Москве, поскольку он опасался принудительной высылки в Узбекистан, где его могли подвергнуть пыткам и другому жестокому обращению. Его адвокаты обратились с ходатайством о принятии обеспечительных мер в Европейский суд, и двадцать восьмого июня 2016 года Европейский суд удовлетворил это ходатайство, чтобы предотвратить высылку Олима Очилова в Узбекистан.

Тридцатого июня 2016 года, то есть в день освобождения Олима Очилова, сотрудники российских правоохранительных органов вывели его из исправительной колонии и отконвоировали в аэропорт Архангельска с тем, чтобы далее депортировать в Узбекистан через Москву. В тот же день адвокаты Олима Очилова уведомили российские власти о том, что Европейский суд удовлетворил ходатайство о принятии обеспечительных мер в его отношении.

Несмотря ни на что российские власти проигнорировали решение Европейского суда, тем самым прямо нарушив взятые на себя законные обязательства. В письме, которое российские адвокаты Олима Очилова получили в ответ на уведомление о принятии ЕСПЧ обеспечительных мер в соответствии с правилом 39, полицейские сообщили, что не допустить депортацию последнего не представлялось возможным, поскольку к тому времени, когда была «установлена» вся информация по его вылету и сотрудники полиции прибыли к выходу на посадку, «самолет был закрыт и готовился к вылету в аэропорт назначения». Далее они пояснили, что Олим Очилов зарегистрировался на рейс «Узбекских авиалиний» до Ургенча (западная часть Узбекистана) первого июля и добровольно взошёл на борт самолета, прежде чем они могли вмешаться.

В настоящее время местонахождение Олима Очилова в Узбекистане неизвестно. Узбекские власти обвиняют его в «антигосударственной деятельности», в результате чего на родине его с большой долей вероятности могут подвергнуть пыткам и другому жестокому обращению, а также судить с нарушением принципов справедливого судебного разбирательства.

Уголовное преследование в Узбекистане по обвинениям в «антигосударственной деятельности»

Тринадцатого июня 2013 года узбекские власти предъявили Олиму Очилову обвинение в «антигосударственной деятельности», заявив, что тот причастен к функционированию так называемого «Исламского движения Туркестана» . Они заявили, что тот участвовал в деятельности данной группировки с момента приезда в Россию в 2012 году. В тот же день его объявили в розыск. По утверждению узбекских властей, Олим Очилов призывал к «свержению конституционного строя» в Узбекистане, открыто критиковал находящееся у власти правительство, распространял литературу экстремистского толка, запрещённую в Узбекистане, выступал перед узбекскими трудовыми мигрантами в России, приглашая тех в специальные «диверсионно-террористические лагеря», где можно получить военную подготовку.

В отношении Олима Очилова возбудили уголовное дело по следующим статьям уголовного кодекса Республики Узбекистан: статье 155 («терроризм»), статье 159 («посягательство на конституционный строй Республики Узбекистан»), статье 223 («незаконный выезд за границу или незаконный въезд в Республику Узбекистан»), статье 244-1 («изготовление или распространение материалов, содержащих угрозу общественной безопасности и общественному порядку»), статье 244-2 («создание, руководство, участие в религиозных экстремистских, сепаратистских, фундаменталистских или иных запрещённых организациях»).

Пятнадцатого июня 2013 года Каршинский городской суд по уголовным делам (юг Узбекистана) выдал ордер на арест Олима Очилова.

Cправка

С 2014 года сотни просителей убежища, беженцев и трудовых мигрантов были похищены или принудительно высланы из России в Узбекистан, что является вопиющим нарушением обязательств России в рамках международного права в области прав человека. Полный запрет пыток и других видов жестокого обращения предусматривает запрет выдачи или переброски лиц в страны, где им могут грозить подобные нарушения. Россия является государством-участником ряда соглашений, запрещающих подобные переброски, но несмотря ни на что грубо и последовательно нарушает взятые на себя обязательства в области защиты прав человека и высылает лиц в Узбекистан, где государственные власти и их представители причиняют тем серьёзный физический и психологический вред.

Депортация Россией «нежелательных иностранных граждан»

По сведениям НКО и адвокатов, работающих в России, большинство трудовых мигрантов и просителей убежища, объявленных «нежелательными иностранцами», не могут самостоятельно без помощи адвокатов обжаловать присвоение подобного статуса. Даже в тех редких случаях, когда процедура обжалования уже начата, депортацию автоматически не останавливают, и сотрудники правоохранительных органов могут в любой момент исполнить постановление о депортации или высылке, если российский суд не примет решение о приостановке таковой.

В марте 2016 года на основании статьи 3 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод Европейский суд по правам человека постановил, что просителя убежища из Узбекистана Абдухафиза Холмурадова могут подвергнуть пыткам в случае высылки его на родину . Кроме того, суд постановил, что российские власти в ходе исполнения процедур административного выдворения не учли заявления Холмурадова и опасность применения пыток, а также не обеспечили ему эффективные гарантии защиты, как того требует статья 13 Европейской конвенции.

Двадцать пятого марта 2015 года апелляционный суд Костромы оставил в силе приговор низшей инстанции об административном выдворении Абдухафиза Холмурадова, объявленного «нежелательным иностранным гражданином», и выдал соответствующее распоряжение. Апелляционный суд постановил, что согласно российскому законодательству при вынесении решений об административном выдворении суды не обязаны принимать во внимание решения Европейского суда об опасности применения пыток к высланным в Узбекистан лицам, а также сообщения международных организаций о ситуации с соблюдением прав человека в этой стране. Абдухафиз Холмуродов не был выслан из России только благодаря решению Европейского суда о принятии обеспечительных мер.

Пытки в Узбекистане

Пытки и другие виды жестокого обращения давно стали характерными чертами системы уголовного правосудия в Узбекистане. В докладе «Тайны и ложь: признания, полученные под пытками в Узбекистане», опубликованном в апреле 2015 года, Amnesty International пришла к выводу, что применение пыток в Узбекистане носит повсеместный характер и играет первостепенную роль в том, каким образом власти Узбекистана расправляются с инакомыслием, борются с объективными и субъективными угрозами национальной безопасности и подавляют политическую оппозицию . Пытки и угрозы пыток регулярно применяются для того, чтобы выбивать признательные показания; наказывать задержанных, заключённых и их родных; принуждать свидетельствовать против других; а также вымогать деньги.

Узбекские власти по-прежнему решительно отвергают любые утверждения о применении пыток и других видов жестокого обращения сотрудниками силовых ведомств и персоналом тюрем. При этом судьи продолжают повсеместно принимать признательные показания, полученные под пытками; выносят приговоры на основании полученных таким образом признаний; а также оставляют без внимания или отклоняют как необоснованные жалобы подсудимых на пытки или жестокое обращение, даже при наличии достоверных доказательств. Местные органы власти и силовики по-прежнему преследуют родственников, оказывая на них давление с тем, чтобы вынудить тех раскрыть местонахождение предполагаемых подозреваемых, заставить последних явиться в полицию, чтобы подписать «признательные показания», оговорить других, забрать жалобу или заплатить взятку.

Дополнительная информация

Amnesty International, «Напрямую к пыткам: похищения и принудительные возвращения в Узбекистан», 21 апреля 2016 года, индекс: EUR 62/3740/2016

Amnesty International, «Тайны и ложь: признания, полученные под пытками в Узбекистане», 15 апреля 2015 года, индекс: EUR 62/1086/2015

Полный текст документа

Поделиться в соцсетях

Twitter Facebook VKontakte

Новое на сайте