Казахстан: Мирные демонстранты признаны виновными до суда

AI

11/11/2016

Поделиться в соцсетях

Twitter Facebook VKontakte

Первоначально Макса Бокаева и Талгата Аяна задержали за то, что в апреле и мае они размещали в Facebook и других социальных сетях сообщения о непопулярных правовых реформах и непрекращающихся акциях протеста против них. Теперь в случае обвинительного приговора им обоим грозит до десяти лет лишения свободы. До настоящего времени процесс над ними шёл вразрез с нормами справедливого судебного разбирательства, которые закреплены в международных договорах в области прав человека, ратифицированных Казахстаном, в том числе правом подсудимых на презумпцию невиновности до момента признания их виновными. Макс Бокаев и Талгат Аян находятся в предварительном заключении с мая. Родственники Макса Бокаева рассказывают о том, что состояние его здоровья пошатнулось. Кроме того, правозащитники и активисты, выступившие в поддержку Макса Бокаева и Талгата Аяна, подверглись преследованиям, запугиваниям и произвольным задержаниям, а некоторым не разрешили присутствовать на суде.

Amnesty International считает Макса Бокаева и Талгата Аяна узниками совести, которых преследуют исключительно за пользование правом на свободу выражения мнений и правом на свободу мирных собраний. Их следует немедленно освободить безо всяких условий и снять с активистов все обвинения.

Обвинения за сообщения в Facebook

В соответствии с законодательством Казахстана Макс Бокаев и Талгат Аян обратились к муниципальным властям Атырау (западная часть Казахстана) за разрешением на проведение мирной демонстрации двадцать первого мая. На этот день в разных районах Казахстана было запланировано проведение демонстраций в знак протеста против непопулярных среди населения поправок к Земельному кодексу. Власти не разрешили проведение мероприятия, тогда Макс Бокаев и Талгат Аян начали открыто писать в Facebook и других социальных сетях, что всё равно намерены участвовать в демонстрации в Атырау двадцать первого мая и призывали к этому других. Их обоих задержали семнадцатого мая. Первоначально после задержания Макса Бокаева и Талгата Аяна приговорили к пятнадцати суткам административного ареста по статье 488 Кодекса об административных правонарушениях за «нарушение законодательства Республики Казахстан о порядке организации и проведения мирных собраний» за попытку «организовать» акцию протеста двадцать первого мая.

Тридцать первого мая, то есть за день до истечения срока действия назначенного административного наказания, Максу Бокаеву и Талгату Аяну предъявили обвинения в «пропаганде или публичных призывах к захвату или удержанию власти, а равно захвате или удержании власти либо насильственном изменении конституционного строя Республики Казахстан» по статье 179 Уголовного кодекса в связи с участием в демонстрации двадцать четвёртого апреля. Позже в июне предъявленные обвинения сняли. Теперь в связи с участием в демонстрации в апреле Максу Бокаеву и Талгату Аяну предъявлены обвинения в совершении таких уголовных преступлений как «возбуждение социальной, национальной, родовой, расовой, сословной или религиозной розни» (статья 174 УК), «распространении заведомо ложной информации» (статья 274 УК), а также в организации незаконных собраний и демонстраций (статья 400 УК). В случае признания виновными им грозит до десяти лет лишения свободы.

Несправедливый суд

Судебный процесс по делу Макса Бокаева и Талгата Аяна начался двенадцатого октября в Атырауском городском суде. С самого начала судебные слушания проводились практически ежедневно и почти всегда сопровождались нарушениями гарантий справедливого судебного разбирательства, в том числе норм, закреплённых в статье 14 Международного пакта о гражданских и политических правах (МПГПП). Казахстан ратифицировал МПГПП в 2006 году.

Независимые судебные наблюдатели сообщали, что в ходе слушаний не соблюдается принцип равноправия сторон, в связи с чем создалось впечатление, что Макса Бокаева и Талгата Аяна ещё до завершения суда признали виновными в совершении вменяемых им в вину преступлений. Это идёт вразрез с положениями пункта 2 статьи 14 МПГПП, которая гласит, что «каждый обвиняемый в уголовном преступлении имеет право считаться невиновным, пока виновность его не будет доказана согласно закону». Помимо прочего, по сообщениям сторонников Макса Бокаева и Талгата Аяна, суд не принимал ходатайства защиты без объяснения причин. На первом слушании судья отклонила ходатайство защиты об отводе судьи и прокурора на основании пристрастности последних и других процессуальных нарушений. Помимо прочего, осталось без удовлетворения и ходатайство адвоката о рассмотрении альтернативных экспертных заключений. Более того судья отклонила ходатайство о том, чтобы свидетелей допрашивали лично, а не посредством систем видеоконференцсвязи.

Первое слушание состоялось в тесном зале, куда допустили не всех наблюдателей. Одну из сестёр Макса Бокаева не пустили на дневное заседание под тем предлогом, что она указана в списке свидетелей по делу, хотя она присутствовала на утреннем заседании и ранее не давала каких-либо показаний в полиции. Здание суда было оцеплено силами полиции, автоинспекции и людьми в штатском.

Помимо прочего, Максу Бокаеву и его адвокату не обеспечили достаточно времени и возможностей для подготовки защиты; им отказали в ознакомлении с частью информации из материалов стороны обвинения в отношении подсудимого. На слушаниях восемнадцатого октября судья отклонила ходатайство Макса Бокаева (заявленное за пятнадцать дней до этого) об ознакомлении с соответствующими материалами дела. Напротив, судья заявила, что в материалах нет ничего кроме заявлений адвокатов и «некоторых лиц» и что Макс Бокаев и его адвокат могут ознакомиться с ними и после судебного процесса. Адвокат Талгата Аяна ходатайствовал перед судом о предоставлении времени на ознакомление с видео- и аудиозаписями в материалах дела, в том числе видеозаписью акции протеста в Атырау двадцать четвёртого апреля. Судья и это ходатайство оставила без удовлетворения. Подобные действия идут вразрез с положениями части 3b статьи 14 МПГПП, которая гласит, что «каждый имеет право… иметь достаточное время и возможности для подготовки своей защиты». Помимо прочего, не все материалы дела были переведены с казахского на русский, о чём ходатайствовала сторона защиты.

Опасения в связи с состоянием здоровья

В связи с задержанием семнадцатого мая Макса Бокаева и Талгата Аяна родственники высказали опасения в связи условиями содержания подсудимых под стражей и ухудшением состояния здоровья обоих.

Макс Бокаев последние пять лет наблюдается в связи с хроническим гепатитом С. Благодаря лечению два года назад болезнь перешла в стадию ремиссии, однако после задержания состояние здоровья резко ухудшилось. По словам родственников, Максу Бокаеву отказывают в надлежащей медицинской помощи, в том числе в антивирусной терапии. В связи с ухудшением здоровья подзащитного адвокат Макса Бокаева ходатайствовал о том, чтобы тому изменили меру пресечения с содержания под стражей на домашний арест. Восемнадцатого сентября Комитет национальной безопасности Республики Казахстан (КНБ; следственный орган по данному делу) отказал адвокату на том основании, что медицинскую помощь могут оказывать и в следственном изоляторе и что, по их мнению, состояние здоровья Макса Бокаева удовлетворительное. Сестра Макса Бокаева, которая вместе с другими адвокатами представляет его интересы, обратилась к судье с просьбой разрешить ей свидание с братом, чтобы узнать, как он себя чувствует, однако, получила отказ. Несмотря на утверждения стороны обвинения о том, что состояние Макса Бокаева не вызывает опасений, восемнадцатого октября для него прямо в зал суда пришлось вызвать скорую помощь. На следующий день состояние здоровья Макса Бокаева ухудшилось, поэтому в суд доставили только Талгата Аяна. Судья отложила заседание девятнадцатого октября, однако, на следующий день слушания по делу возобновились. После того как восемнадцатого октября Макс Бокаев почувствовал себя плохо, у него диагностировали холецистит и панкреатит. Адвокат просил отложить судебные слушания, но судья отказалась, посчитав поставленный диагноз недостаточным основанием. Сторона обвинения заявила, что Макс Бокаев симулирует болезнь.

Девятнадцатого октября стало известно о том, что Талгат Аян порезал себе вены в знак протеста против несправедливого суда.

В соответствии с действующими международными обязательствами Казахстан обязан предоставлять всем лицам, лишённым свободы, медицинскую помощь и гарантировать надлежащие условия содержания под стражей. Часть 1 статьи 10 МПГПП гласит: «Все лица, лишённые свободы, имеют право на гуманное обращение и уважение достоинства, присущего человеческой личности». Право всех лиц, в том числе лишённых свободы, на наивысший достижимый уровень здоровья гарантируется многими международными соглашениями, в том числе Международным пактом об экономических, социальных и культурных правах, государством-участником которого является Казахстан.

Минимальные стандартные правила ООН обращения с заключёнными (Правила Нельсона Манделы) поясняют, что предоставление медицинской помощи заключённым является обязанностью государства и на всех заключённых безо всяких различий распространяются те же стандарты здравоохранения, которые применяются в обществе. Кроме того, Правила Нельсона Манделы требуют, чтобы заключённых, нуждающихся в услугах специалиста, переводили в особые заведения или гражданские больницы, если од стражей нельзя обеспечить надлежащее лечение.

Неоказание необходимой медицинской помощи заключённым можно приравнять к нарушению полного запрета на пытки и другие жестокие, бесчеловечные или унижающие достоинство виды обращения и наказания, в том числе положений статьи 7 Международного пакта о гражданских и политических правах, а также Конвенции против пыток, ратифицированных Казахстаном.

Преследование сторонников Макса Бокаева и Талгата Аяна

Люди, открыто поддерживающие Макса Бокаева и Талгата Аяна, подвергаются преследованиям, запугиваниям, физическому насилию и произвольным задержаниям. Сценарий гонений на активистов свидетельствует, что их преследуют именно за поддержку Макса Бокаева и Талгата Аяна в нарушение прав на свободу выражения мнений и свободу мирных собраний, закреплённых в МПГПП (статьи 19 и 21). Двадцать шестого октября сторонники Макса Бокаева и Талгата Аяна провели пресс-конференцию, на которой выразили обеспокоенность в связи с давлением и угрозами в свой адрес.

Одиннадцатого октября оппозиционно настроенному журналисту из Уральска (северо-западная часть Казахстана) Лукпану Ахмедьярову помешали поехать в Атырау, где тот собирался присутствовать на первом слушании по делу Макса Бокаева и Талгата Аяна. Судебные исполнители изъяли у него удостоверение личности. Местная прокуратура возбудила в отношении журналиста административное производство по факту нарушения порядка возмещения вреда в пользу бывшего начальника местного управления Министерства внутренних дел, ранее назначенного в связи с тем, что несколько лет назад Лукпан Ахмедьяров написал критическую статью в его адрес. В связи с финансовыми затруднениями Лукпан Ахмедьяров не смог выплатить часть штрафа, который обязан оплачивать в рассрочку ежемесячно, за последние два месяца. Он уверен, власти воспользовались просрочкой в качестве предлога, чтобы изъять удостоверение личности, исключительно чтобы помешать журналисту приехать на суд. По аналогичным причинам неизвестные судебные исполнители попытались сорвать поездку в Атырау Алимы Абдировой, известной активистки гражданского общества из Актобе (северо-западная часть Казахстана). Алима Абдирова ранее состояла в Национальном превентивном механизме (НПМ) и обязана выплачивать возмещение вреда директору городского детского дома, условия содержания в котором подверглись критике правозащитницы в докладе.

Двадцать четвёртого октября в подъезде своего дома был избит неизвестными судебный наблюдатель Ринат Искагалиев (Ринат Рафхат). Нападавшие посоветовали ему «ходить тихо». Ринат Искагалиев открыто поддерживает Макса Бокаева и Талгата Аяна и требует их освобождения. Ринат Искагалиев заявил о нападении в полицию, однако эффективного расследования не последовало.

Двадцать третьего октября в Алматы задержали пятерых активистов за попытку провести акцию в поддержку Макса Бокаева и Талгата Аяна. Троих их них, а именно Курала Медеуова, Асхата Берсалимова и Суюндика Алдабергенова, приговорили к десяти суткам административного ареста. Остальным вынесли официальное предупреждение о недопустимости незаконных действий.

Семнадцатого сентября правозащитница Асель Нургазиева подала заявку на проведение в Атырау митинга в поддержку Макса Бокаева и Талгата Аяна. Предполагалось, что в акции примет участие порядка восьмидесяти человек. Однако муниципальные власти Атырау отказали в разрешении на проведение митинга, в крайне расплывчатых выражениях сославшись на то, что заявка «не соответствует требованиям законодательства». На протяжении последних нескольких месяцев активисты гражданского общества из других городов неоднократно подавали заявки на проведение акций в поддержку Макса Бокаева и Талгата Аяна, но неизменно получали отказ. Двадцать третьего октября активистам удалось провести в Атырау флешмоб, при этом никого не задержали. Однако двадцать пятого октября двух правозащитниц, а именно Шаттык Таженову и Елену Семёнову, каждую оштрафовали примерно на двести двадцать восемь евро за организацию «несанкционированного» одиночного пикета в поддержку Макса Бокаева и Талгата Аяна у здания суда в Атырау. В Казахстане без разрешения муниципальных властей в общественных местах запрещено проводить даже одиночные пикеты.

Власти обязаны принять меры к тому, чтобы положить конец преследованиям и запугиваниям сторонников Макса Бокаева и Талгата Аяна, а также сделать всё возможное для защиты и полного соблюдения их прав на свободу выражения мнений и свободу мирных собраний. Кроме того, утверждения о физическом насилии в отношении Рината Искагалиева, как и все прочие аналогичные случаи, должны быть немедленно эффективно, беспристрастно и тщательно расследованы, а все виновные привлечены к уголовной ответственности с соблюдением процедур, отвечающих нормам справедливого судебного разбирательства.

Справка

Протесты против поправок к Земельному кодексу

Макса Бокаева и Талгата Аяна задержали в числе десятков других лиц за несколько дней до двадцать первого мая – дня, на который были запланированы мирные демонстрации в разных районах Казахстана.

До этого в конце апреля и начале мая по всему Казахстану прокатилась волна демонстраций против внесения в Земельный кодекс поправок, которые позволили бы гражданам Казахстана приватизировать и покупать некультивируемые сельскохозяйственные угодья, находящиеся в собственности государства, либо иностранным гражданам – брать таковые в аренду на двадцать пять лет. В мае президент наложил мораторий на принятие поправок, что означает, что от них на время отказались, однако, протесты продолжились.

Новые акции протеста были запланированы на двадцать первое мая. Во всех случаях, когда организаторы заблаговременно обращались к местным властям за разрешением на проведение митингов в соответствии с требованиями законодательства, им в произвольном порядке отказывали. Несмотря на это в больших и малых городах в разных районах Казахстана люди попытались собраться в центе городов, чтобы мирно выразить протест. Акции были относительно малочисленными: от нескольких десятков (в большинстве городов) до нескольких сотен человек в Алматы, крупнейшем городе страны. В большинстве случаев собрания разогнала полиция. О каких-либо беспорядках как со стороны демонстрантов, так и со стороны полиции при этом не сообщалось.

В преддверии двадцать первого мая не менее тридцати четырёх активистов были задержаны и подверглись административному аресту (на срок до 15 суток), таким образом власти попытались скрыть информацию о планируемых акциях протеста и посадить за решётку тех, в ком выявили «организаторов». Большинство людей, задержанных в период с семнадцатого по двадцатое мая, подобно Максу Бокваеву и Талгату Аяну, всего лишь публиковали в социальных сетях сообщения, в которых выражали намерение принять участие в планируемых акциях протеста либо размещали информацию о демонстрациях. Большую часть задержанных впоследствии освободили, однако, некоторых оштрафовали или приговорили к административным арестам на сроки от десяти до пятнадцати суток.

Свобода мирных собраний

В Казахстане свобода мирных собраний жёстко ограничивается. На проведение уличной акции любого рода требуется сначала получить разрешение у местных властей, которые зачастую отказывают в таковом или разрешают провести мероприятие в каком-либо удалённом месте. За нарушение порядка проведения собраний, в том числе организацию или участие в незаконной демонстрации (статьи 155 и 400 УК, а также статья 488 КоАП), предусматривается наказание до семидесяти пяти суток административного ареста.

Право на свободу мирных собраний предусматривается имеющими обязательную юридическую силу международными правозащитными соглашениями, ратифицированными Казахстаном, в том числе МПГПП (статья 21). Согласно положениям и стандартам международного права, для того чтобы пользоваться данным правом, не требуется получение разрешения правительственных органов. Власти могут требовать заблаговременного уведомления о проведении собрания с тем, чтобы помочь в обеспечении права на проведение мирных собраний и принять меры по охране правопорядка или прав других лиц, однако, данное требование не может быть истолковано, как получение предварительного разрешения на проведение таких демонстраций. Международные правозащитные механизмы гласят, что, поскольку публичные мероприятия нацелены на то, чтобы довести то или иное мнение до сведения конкретного лица, группы лиц или организации, следует, как правило, содействовать тому, чтобы мирные демонстрации проводились в пределах непосредственной «видимости и слышимости» соответствующей целевой аудитории.

Дополнительная информация

Amnesty International, «Казахстан: чёрный день для свободы выражения мнений и свободы мирных собраний», 27 мая 2016, EUR 57/4141/2016.

Поделиться в соцсетях

Twitter Facebook VKontakte

Новое на сайте