Пять лет тюрьмы за то, что собирались на митинги

Макс Бокаев и Талгат Аян

1/12/2016

Друзья, срочно нужна ваша помощь! Узников совести Макса Бокаева и Талгата Аяна приговорили 28 ноября к пяти годам лишения свободы за «возбуждение розни», «распространение заведомо ложной информации» и организацию несанкционированных демонстраций. При этом Максу Бокаеву срочно требуется надлежащее лечение.

Дополнительная информация

Макса Бокаева и Талгата Аяна задержали 17 мая в Атырау (Атырауская область, западный Казахстан), после того как они опубликовали в соцсетях заявления, в которых сообщали о своём намерении принять участие в запланированных на 21 мая демонстрациях и призывали других сделать то же самое. В своих записях они также говорили, что подали городским властям Атырау заявку на проведение митинга 21 мая (как того требует национальное законодательство), но им отказали. Макса Бокаева и Талгата Аяна 17 мая приговорили к 15 суткам административного ареста по статье 488 Кодекса об административных правонарушениях «Нарушение законодательства Республики Казахстан о порядке организации и проведения мирных собраний». Накануне 21 мая по всему Казахстану было задержано ещё не менее 32 человек, которых приговорили к административному аресту на 10–15 суток. Большинство из них были арестованы из-за своих публикаций в соцсетях, в которых они заявляли о намерении выйти на демонстрацию 21 мая.

За неделю до истечения срока административного ареста 24 мая Максу Бокаеву и Талгату Аяну предъявили обвинения по статьям Уголовного кодекса. Им была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, где они находились вплоть до своего осуждения 28 ноября. Вынесенные им приговоры связаны с записями в социальных сетях, которые они сделали накануне 17 мая, и с участием в более ранней «несанкционированной» акции протеста 24 апреля. Суд начался 12 октября и сопровождался нарушениями гарантий справедливого судебного разбирательства, в том числе статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах (МПГПП), который ратифицировал Казахстан. Так, наблюдателям за процессом ограничивали доступ в зал суда. Адвокатам Макса Бокаева и Талгата Аяна не позволяли ознакомиться с некоторой информацией из материалов обвинения либо давали слишком мало времени на анализ материалов дела.

Макс Бокаев уже пять лет страдает хроническим гепатитом C. Благодаря успешному лечению два года тому назад болезнь перешла в стадию ремиссии, однако с момента ареста состояние здоровья Макса Бокаева сильно ухудшилось. По словам родственников, ему не предоставляют надлежащего лечения, в том числе противовирусной терапии, и у него развились осложнения. Восемнадцатого октября к нему в зал суда вызвали скорую помощь, которая увезла его в больницу, где ему поставили диагноз холецистит и панкреатит. В соответствии с Минимальными стандартными правилами ООН обращения с заключёнными (Правилами Манделы) обязанность оказывать медицинскую помощь заключённым лежит на государстве, и на заключённых должны распространяться те же самые медицинские стандарты, что и на остальных членов общества, без какой-либо дискриминации. Кроме того, в Правилах Манделы говорится, что заключённых, нуждающихся в медицинских услугах специалиста, следует переводить в специализированные учреждения или же в гражданские больницы, если такое лечение невозможно в условиях тюрьмы. Неоказание надлежащей медицинской помощи заключённым может привести к нарушению полного запрета на пытки и другие виды жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения и наказания, в том числе статьи 7 МПГПП и Конвенции против пыток (Казахстан ратифицировал оба эти документа).

В конце апреля и в мае по всему Казахстану происходили выступления против предложенных поправок к Земельному кодексу, разрешающих гражданам Казахстана приватизировать и выкупать государственные неиспользуемые сельскохозяйственные земли, а иностранцам — арендовать их на срок до 25 лет. В мае президент ввёл мораторий на поправки, отложив их вступление в силу на некоторое время. Право на свободу мирных собраний закреплено юридически обязательными международными соглашениями в сфере прав человека, которые ратифицировал Казахстан, включая статью 21 Международного пакта о гражданских и политических правах. Для осуществления этого права, как разъясняется в нормах и стандартах международного права, не требуется разрешения государственных властей. Власти могут потребовать предварительно уведомить их о собрании, чтобы помочь в реализации права на мирное собрание и принять меры по обеспечению общественной безопасности и соблюдению прав других людей, но это ни в коем случае не должно превращаться в согласование демонстрации.

Имя: Макс Бокаев и Талгат Аян

Пол м/ж: оба мужчины

Новые сведения по АСП: 115/16 Индекс: EUR 57/5235/2016 Дата публикации: 29 ноября 2016 года

Новое на сайте